Интервью с директором Финно-угорского этнопарка

14-01-2013 в 09:00

В Россию пришла мода на этнопарки. Так, в Калужской области уже в течение нескольких лет работает «Этномир», перед которым поставлена амбициозная цель рассказать о культуре и традициях всех народов, населяющих планету, а на федеральном уровне были озвучены планы по открытию под Москвой парка «Россия», посвященного народностям нашей страны. Есть проекты и поскромнее: например, еще с 1980-ых годов под Ижевском функционирует парк «Лудорвай», где можно ознакомиться с русскими, удмуртскими и татарскими обычаями, недавно было также объявлено, что в Якутии появится «Олонхолэнд» на основе местного национального эпоса.

В этом ряду этнопарк в селе Ыб, что находится в часе езды от Сыктывкара, занимает промежуточное положение, поскольку объект его исследования – культура и быт финно-угорских народов. Об истоках, современном состоянии и будущем этой площадки мы решили поговорить с директором Государственного автономного учреждения Республики Коми «Финно-угорский этнокультурный парк» Эдуардом Гилибрандом.

Эдуард Иванович, расскажите, пожалуйста, об истории создания парка.

Сама идея принадлежит нынешнему главе Республики Коми – Вячеславу Гайзеру, хотя данный вопрос обсуждался еще до наделения его соответствующими полномочиями. Не случайно, что именно наш регион взялся за реализацию такого проекта: Республика Коми традиционно является одним из лидеров в финно-угорском движении. Кроме того, парк открылся в августе 2011 года, как раз в год 90-летнего юбилея с даты основания республики. Директором я здесь стал в апреле 2012-го, хотя в качестве члена Межведомственной комиссии по туризму при Экономическом совете Республики Коми я принимал участие в работе еще на этапе обсуждения концепции. Моя задача как руководителя этнопарка состоит, прежде всего, в развитии туристической и коммерческой составляющей комплекса.

Я правильно понимаю, что создание парка финансировалось государством?

Да, на первом этапе были привлечены исключительно бюджетные средства. Сейчас мы подошли уже ко второму этапу, предполагающему государственно-частное партнерство. Например, мы уже договорились о том, что на территории перед комплексом появятся – в дополнение к существующим 50 гостиничным номерам - еще одна гостиница на 100 номеров, а также спа-центр с аквапарком, спортивные площадки и некоторые элементы инфраструктуры – котельная, дороги и так далее. Подробнее перспективы развития мы планируем обсудить во второй половине января.  

При строительстве этнопарка учитывались знания и опыт в этой области других стран, в частности, тех же родственных финно-угорских народов – финнов (Сеурасаари) или эстонцев (Музей под открытым небом)? Или Вы все начали «с нуля»?

Финно-угорская составляющая – лишь одна из задач, поставленных перед нами. Мы стремимся к превращению этнопарка в настоящий многофункциональный комплекс. Могу с уверенностью утверждать, что в России нет места, подобного нашему; есть парки аттракционов, тематические парки и так далее, но не более. Так что мы в данном отношении - первопроходцы.

Проводили ли Вы маркетинговые исследования с целью изучения ожиданий потенциальных посетителей?

Еще на начальной стадии эксплуатации мы раздавали анкеты жителям Сыктывкара, активно использовали социальные сети… И уже на основе полученных данных мы определили для себя направления развития комплекса – этническое, т.е. непосредственно финно-угорский парк; образовательное, включающее, в частности, центр научно-технического творчества с круглогодично функционирующим лагерем, прежде всего, для детей и юношества из финно-угорских территорий; рекреационное, состоящее из гостиницы, спа-центра и аквапарка, и, наконец, спортивное, в том числе, катание на «ватрушках» в зимнее время, аттракционы и так далее. Что касается финно-угорской компоненты, мы собираемся расширять нашу «сказочную тропу», обогатить ее персонажами коми-зырянских легенд.

Мне кажется, это надо делать в первую очередь. Когда я лично прошел по «сказочной тропе», я не почувствовал финно-угорского колорита: вроде бы, были местные Баба-Яга – Ёма – и леший – вöрса, но в действительности весь маршрут больше напоминал путешествие по пространству русской сказки с лисичкой, кикиморой и Дедом Морозом…

Конечно, мы видим издержки переходного периода и вскоре собираемся отказаться от таких образов, заменив их на Перу-богатыря, Яг-Морта и других финно-угорских светлых и темных персонажей. Кроме того, мы уже выделили площадку для строительства так называемой «Финноугории в миниатюре», где будут показаны уменьшенные копии символов финно-угорских стран и народов. Это вообще популярная сейчас тема: например, подобные проекты – на основе архитектурных сооружений - уже реализованы в Санкт-Петербурге, Италии, Таиланде, Китае. На нашем макете мы хотим разместить около 40 объектов, в том числе символы каждого из районов Республики Коми, а также других финно-угорских этносов. Для Сыктывкара изготовлена копия пожарной каланчи, с остальными регионами также практически все образы согласованы. Первоначально мы думали брать только архитектурные достопримечательности, однако некоторые территории попросили заменить их на национальные символы.

Пожарная каланча, опять же, ничего общего с финно-угорским миром не имеет…

…но, тем не менее, является символом Сыктывкара. Поэтому при выборе объектов мы стараемся учитывать пожелания всех финно-угорских народов: например, для Финляндии таким символом будет, скорее всего, деревня Йоулупукки, а для Эстонии – Старый Тоомас.

Как выстроен процесс согласования символа?

Как я уже говорил, мы ведем диалог со всеми финно-угорскими регионами и странами. Те из них, кто участвует в создании «Финноугории в миниатюре», как, например, Ханты-Мансийский автономный округ могут предлагать собственный символ. Что касается остальных, мы оставляем за собой право самостоятельного решения, безусловно, в рамках консультаций с республиканским Министерством национальной политики и Министерством культуры. В структуре парка для этих целей существует отдел финно-угорского сотрудничества.

Я слышал, что на территории комплекса планируется создать подворье каждого из финно-угорских этносов. В настоящее время у Вас уже стоят коми-зырянская изба и коми-ижемский чум. Как обстоят дела с другими подворьями?

Пока от этой идеи мы отказались. Основных причин две. Во-первых, некоторые регионы не готовы вкладывать собственные средства в строительство подворий. Во-вторых, не имеет смысла ставить для каждого народа по избе или чуму, поскольку основные различия заключены внутри, а не снаружи постройки, хотя, с другой стороны, та же коми-ижемская изба значительно отличается от коми-зырянской. Места под данные объекты по-прежнему зарезервированы. Более того, дополнительно к 25 гектарам республика безвозмездно готова выделить еще сто, так что у нас отличные возможности для развития.

Помимо рассказа «хозяйки чума», мне особенно интересными показались мастер-классы по коми-зырянскому языкуи игре на традиционных музыкальных инструментах коми. Предполагается ли расширять предложение в этом направлении?

Большим спросом пользуется мастер-класс по изготовлению игрушек – из мочала, ткани и других материалов. Кроме того, мы планируем учить детей и взрослых гончарному ремеслу. Несмотря на то, что мастер-классы у нас теперь платные, поток посетителей не иссякает. Кстати, за весь 2012 год в этнопарке побывала 41 тысяча человек, правда, главным образом, жители Республики Коми из Сыктывкара, близлежащих городов, Ухты, Печоры, Воркуты… Особенно активно едут школьные группы: для классов посещение парка бесплатно, но для нас это тоже доходная статья, поскольку они питаются в нашем собственном кафе, покупают сувениры и так далее.

Отдельными прибыльными направлениями нашей деятельности являются корпоративный туризм, банкетное и конференц-обслуживание: единовременно мы принимали до 350 человек! Мы движемся, в том числе, в общемировом тренде и уделяем пристальное внимание событийному туризму: нашими брендами уже стали такие фестивали как летняя и зимняя «Ыбица» или «Шондiбан».

Я заметил, что в парке таблички на трех языках – русском, английском и коми-зырянском. Приезжают ли к Вам иностранцы и как с ними общается персонал?

Определенные проблемы есть. Неоднократно и нами, и представителями туристических компаний поднимался вопрос о необходимости подготовки гидов-переводчиков, но пока решение не принято. Сейчас ситуация нередко выглядит абсурдно: ради одного зарубежного гостя в автобус вместе с экскурсоводом для русской группы приходится сажать переводчика. С другой стороны, иностранцев приезжает все-таки еще не так много и для положительных изменений необходимо увеличение трафика. Тем не менее, в случае посещения республики делегацией из-за рубежа комплекс обязательно включается в программу и входит в пакеты многих туристических компаний.

Помимо этнопарка, туристов может привлечь и замечательное село Ыб в трех километрах от комплекса, на берегу реки Сысола…

Действительно, село очень древнее и интересное, и мы регулярно устраиваем туда экскурсии, которые пользуются большим спросом не только благодаря Свято-Вознесенскому храму 1827 года постройки и Серафимовскому женскому монастырю, основанному в конце ХХ века, но и множеству целебных источников. И, кстати, здесь нам уже удалось найти спонсоров на обустройство четырех источников – и к лету набирать воду из них станет гораздо проще. Кроме того, в планах строительство в селе смотровой площадки: ведь Ыб стоит на семи холмах, с которых открывается потрясающий вид на окружающую местность.

Недаром «ыб» в переводе с коми-зырянского означает «холм»…

Недаром. Однако мы не останавливаемся на достигнутом и собираемся предложить посетителям нашего комплекса такие опции как этнорафтинг и туры по коми-зырянским местам, в частности, в село Куратово, дополнительно к веревочной «лесной тропе» («Вöрса туй») будем строить скалодром…

Какие стратегические цели Вы как руководитель ставите перед этнопарком?

Я считаю, что, несмотря на некоторые моменты, нуждающиеся в доработке и улучшении, эксперимент можно признать успешным. Финно-угорский этнокультурный парк дал толчок к развитию окружающей местности и повысил туристический потенциал всего региона в целом. Очень важно, что в Ыбе появились новые рабочие места: ведь до 55 % персонала этнопарка -  жители села. А стратегическая цель ясна и сформулирована на региональном уровне - бренд Коми как экореспублики, и мы уже движемся в заданном тренде, например, активно используем дерево в строительстве наших объектов. По финансовым показателям перед нами стоит задача в течение ближайших 2-3 лет утроить месячную выручку, т.е. достичь уровня в 3 миллиона рублей.

Чувствуете ли Вы заинтересованность в Вашем проекте других финно-угорских народов, регионови стран?

Одно дело – интерес, который, конечно, присутствует, и совсем другое – финансовое участие, в отношении которого у нас особых иллюзий нет. Тем не менее, мы регулярно обмениваемся информацией с финно-угорскими территориями, участвуем в их мероприятиях и экспедициях, приглашаем их на свои площадки. Так что мы находимся в постоянном взаимодействии.

Эдуард Иванович, большое спасибо за интервью.

Материал взят с сайта журнала "Сноб" http://www.snob.ru/profile/26087/blog/56468